?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Путь серебра

Скажу честно: я всегда отличался сребролюбием. В смысле, к серебру испытываю более тёплые чувства, чем к золоту. «Жёлтый дьявол» он какой-то пошло-буржуазный, кичливый. А вот в серебряных изделиях есть какое-то скрытое благородство что ли.

И вот недавно мне предложили поучаствовать в пресс-туре на ювелирный завод. Причём не на один, а сразу на три, входящих в питерский «Серебряный клуб». Выбора у меня не было: ни горящего огня, ни текущей воды рядом не оказалось, так что возможность посмотреть как люди работают я не мог упустить. К тому же, интересно ведь проследить цепочку замысел-воплощение, в такой не слишком публичной сфере как ювелирка! Как творческая искра, помноженная на технологию, рождает красоту.



Причём красоту можно найти там не только в конечном изделии. Вот, например: славная ёлочка? По-моему да. Хотя это и не ёлочка вовсе, а лишь полуфабрикат.



На одной из тихих улочек Новой деревни – бывшего дачного посёлка, а теперь промзоны, стоит не чем ни примечательное с виду здание сталинских времён. Это КБ «Биофизприбор», где в своё время разрабатывали скафандры для космонавтов (в том числе и четвероногих – Белки и Стрелки). Бюро продолжает работать, хотя экономические реалии заставили руководство более рационально использовать площади. В числе арендаторов – ювелирные фирмы «Циркон С» и «Вега». По-моему, наука и искусство – это достойный симбиоз, не правда ли?

«Вега» и «Циркон» – фирмы-родственники: они принадлежат мужу и жене. При частично общем хозяйстве в сфере производства и распространения, обе фирмы сохраняют автономию. И это правильный подход: две сильные личности в одной упряжке непременно бы заспорили – что лучше, да как правильно. А так – только больше реализованных идей, разнообразие ассортимента и здоровая творческая конкуренция.



Вот дизайнер «Циркона» делает мастер-модель будущего изделия. В зависимости от сложности комплекта (в него могут входить кольцо, брошка, серьги, браслет, кулон, колье в различных комбинациях) работа занимает от 1 до 3 месяцев.



Труд кропотливый и ответственный: срежешь лишнее, так уже не нарастишь – начинай по-новой. Я думал, что для модели берётся металл подешевле, но нет – сразу в серебре. С ним и работать удобнее и наглядно видно, что должно получиться в итоге.



Разумеется, новые технологии уже вовсю стучатся в дверь. И если 3D-принтеры ещё не достигли точности детализации, нужной в ювелирном деле, то вот станки с ЧПУ вполне могут взять на себя задачи перевода цифровой модели в полимерную.



Другое дело, что «цифровизацией» здесь стараются не злоупотреблять. Суть в том, что мастер-модель изготовленная на компьютере слишком уж идеальная. Вручную невозможно добиться точной симметрии и одинакового радиуса кривизны всех окружностей. И это как раз хорошо, иначе наш глаз будет чувствовать какую-то неестественность.
Попробуйте в Фотошопе отрезать на своём портрете левую половину лица и приставить к ней отзеркаленную правую! Получитесь не вы, а какой-то киборг – именно потому, что половинки человеческого лица не полностью идентичны.


Классики и современники

В «Веге» дизайнеры работают немного по другой технологии. Они изначально готовят мастер-модель из воска, потом делают её отливку в металле, которую потом дорабатывают. Говорят, что от этого тоже окончательное изделие становится более «живое».



Откуда берутся новые идеи? Здешний народ ими богат. Идея может внезапно осенить директора и тогда он (или она) спешит донести её до художника. А может родиться и в дизайн-отделе, и тогда наоборот – художник предлагает свою идею руководству. Но это всегда совместный творческий процесс, обсуждение, взаимодополнение. Нередко модельщик в процессе работы начинает импровизировать, замысел меняется и уводит далеко от изначального плана.

При этом изготовитель модели должен понимать, что он не «вольный художник», делающий шедевр в единичном экземпляре, а первое звено в производственной цепочке. И формовщику, и литейщику, и закрепщику камней должно быть удобно работать с этим изделием. Дизайн – это не только красота, но и технологичность.



Посещая специализированные выставки, знакомясь с произведениями коллег, ювелир также может придумать что-то интересное и новое. Особенно важно в этом смысле следить за зарубежными тенденциями. Только так можно понять «откуда дует ветер» в современном ювелирном дизайне.
Увы, «ветер» задаём не мы. И дело здесь не в отсутствии своих талантов. Просто у нас издавна повелось рассматривать Запад как источник всего самого прогрессивного и модного. Потребители вожделенно листают каталоги Тиффани и Картье и с придыханием шепчут: «Мы хотим так же!» Отсутствие собственного мнения и вкуса восполняет конформизм. Вот и приходится идти в русле.
Однако при этом вовсе не значит, что у «Веги» и «Циркона» нет собственного лица. Их стиль узнаваем и не похож на других производителей. Да и друг от друга они тоже весьма отличаются.


Серебряный браслет из комплекта «Каберне» (с) не моё

Как можно понять, что твой дизайн хорош? Если у тебя его начинают воровать. Да-да, в ювелирной среде тоже есть пиратство. За 25 лет существования «Веги» и «Циркона» было несколько таких случаев.

Самая забавная история произошла с популярным комплектом «Каберне». Одна московская фирма решила повторить успех «Веги», но при этом сэкономить на самом дорогостоящем и рискованном этапе. Купив экземпляр изделия, которое, как им казалось, имеет гарантированный спрос, они вынули камни, сняли форму и начали выпускать комплекты под своим названием. Только один нюанс: они решили сделать побогаче – из золота. И что же? Они не смогли продать ни одного.

Ведь когда мастер разрабатывает новое изделие, он продумывает и учитывает всё в комплексе - и материал, и тип камня, и его оптимальный крепёж. Произвольно меняя что-то, пират попадает в стилистическую ловушку и вместо гармонии получается карикатура. Не говоря уже о том, что размеры и формы нового изделия при таком копировании тоже слега «плывут».

Однако двинемся дальше по технологической цепочке.



То что вы видите на верхней картинке – это не вставные челюсти, как можно подумать. Это форма, которая снята с мастер-модели. В углубления заливается расплавленный воск, который образует точную копию авторского оригинала, но уже вот такого весёленького цвета, вызывающие ассоциации с больничными бахилами.



Остывшую заготовку вручную доводят до идеала, если воск лег не ровно – надо почистить и подработать, чтобы не было потёков. Таких восковок на каждое изделие делают много – по числу планируемых к выпуску изделий. Дело в том, что эта форма одноразовая – на следующем этапе восковая куколка исчезнет, превратившись в гипсовую бабочку. Но об этом позже.



Пока надо собрать восковки в группы и припаять их к единому стволу. Не возиться же с каждой штукой отдельно? На стволе их должно быть максимальное количество, но, в то же время нельзя крепить слишком вплотную, а то при отливке неизбежен брак.







Вот так и получаются «ёлочки». Пока ещё восковые. Чего только на них нет – начиная от крошечных застёжек, до массивных браслетов.



Затем весь этот ельник плавно перемещается в литейный цех. Здесь каждое деревце помещается в индивидуальный цилиндрический контейнер – опоку.



…заливается гипсо-цементной массой. И в печку!



Там воск расплавляется и стекает на дно опоки. В результате получается гипсовая болванка с пустотой внутри, повторяющей сгоревшую ёлочку. Вот и готова гипсовая форма, остался последний этап – заполнить эту полость серебром.



Для каждой опоки заранее готовится нужное количество металла в зависимости от общего объёма предметов. Это не чистое серебро, а с легирующими добавками. Немного меди, чуть-чуть цинка, никель, бор и др. Это даёт блеск и оптимальную пластичность. Ведь чистое серебро – металл мягкий: замки изделий могут гнуться.



И снова – испытание огнём



Ваше слово – товарищ маузер молот!



Гипс сколот, отливка промыта под струёй воды и вот серебряная ёлочка у нас в руках.



А дальше вся это красота пускается под нож.





Последние этапы – галтовка и финишная полировка. Первый процесс заключается в следующем: колечки-серёжки засыпаются в центрифуги с абразивом, и там крутятся – сначала в крупной фракции, потом в мелкой. (На фото – крупная). Это позволяет ошлифовать не только наружные поверхности, но и забраться в самые мелкие полости.



Да, вот так повсюду: вёдра, тазы, ящики, а в них серебро-серебро-серебро!

А про то, как подбираются и обрабатываются ювелирные камни, какие они офигенно красивые, а также про украшения из эмали я, пожалуй, сделаю отдельный пост.

Comments

serguntius
Nov. 13th, 2017 07:12 pm (UTC)
Ой, думается мне, совсем для других целей там два юрлица. Творческую конкуренцию можно и другими способами поддерживать, оставаясь в рамках одного юрлица. Чего не скажешь, например, об упрощёнке :)
diabaz
Nov. 13th, 2017 07:23 pm (UTC)
Одно другому не помеха ))
morita
Nov. 14th, 2017 08:11 am (UTC)
о как !никогда не видела глазами весь техпроцесс,спасибо